Арк. Том 5. Глава 3. Стадия реабилитации

Предыдущая | Следующая


*Сторонний перевод*


— Хён-ву? – прозвучал в трубке знакомый голос.

— Э? Дядя Гвон Хва-ранг?

— Да это я.

— Что случилось? Почему Вы звоните так поздно?

— Я около Каира…

— Да?

Некоторое время Хён-ву не мог понять смысла сказанных дядей слов.

Арку позвонили в то самое время, когда он должен был вести енотов в бой, и все его мысли были сфокусированы только на этом.

Потому он совсем забыл о встрече с дядей, назначенной пару дней назад.

— Мы должны были встретиться в Каире…

— Да? Я был там… Я пробыл там некоторое время.

— Как это понять?

— Вы мне не напомнили о встрече, и я забыл.

Со дня встречи с бывшими заключенными прошло 5 дней. 5 дней в реальности или две недели в игре. Даже если идти к Каиру прямиком от Джексона, это занимает некоторое время.

— Ты не понял? – дядя Гвон вздохнул и начал объяснять ситуацию.

Когда Арк был у дяди в последний раз, дяда Гвон и его команда уже направлялись к столице.

Четверо из них должны были встретить Хёна-ву в Каире.

Но кое-чего они не учли.

В то время средний уровень членов реабилитационной группы был примерно 35, а в лесу, находившегося между Гираном и Каиром, обитало немало монстров 100 уровня.

Они вошли в лес, не предполагая этого, и столкнулись с определенными трудностями.

— Ах, да! Я совсем забыл предупредить Вас!

Конечно, при выборе обходного пути, даже с 35 уровнем пройти было бы несложно. В Каире было много игроков низкого уровня. Но бывшие заключенные в неведении пошли по прямому пути, как только получили местоположение Арка.

— Что теперь делать? Мы извиняемся.

— Нет, это я должен извиниться. Кто-нибудь погиб?

Дядя Гвон усмехнулся. Члены реабилитационной группы не пытались так отчаянно выжить, как это делал Арк.

Они играли ради удовольствия. Но дядя Гвон, чувствующий себя в игре свободнее, чем в реальности, весьма расстроился.

Монстры внезапно появились в густых джунглях. У всех них были высокие уровни, но реабилитанты лишь усмехнулись.

— Я всегда мечтал увидеть амазонок!

— По-моему, это больше напоминает Парк Юрского Периода…

—  Я никогда не видел динозавров так близко! Это так увлекательно!

Они улыбались, но их способностей не хватило на то, чтобы пробиться через джунгли.

Под конец по запросу дяди Гвона к ним присоединились и остальные бывшие заключенные. Они атаковали монстров из джунглей как сумасшедшие.

Любая другая группа на их месте бросила бы попытки прорваться с самого начала.

Но реабилитанты не беспокоились, неважно, насколько сильным был противник. Наоборот, чем сильнее был оппонент, тем больше было желание его прикончить.

Роко тоже присоединилась к атаке.

Когда Роко выходила из игры на время подработки, они разбивали лагерь и ждали ее, чтобы затем продолжить охоту. Так продолжалось 4 дня, пока они наконец не прибыли в Каир.

— Хе-хе, и когда я убил Аллозавра, я получил много опыта. Я радовался несколько дней. К тому же, когда я помог клану Мигу-Мигу, я получил в награду много непонятных вещиц… — рассказывал дядя Гвон с гордостью в голосе.

Как и большинство игроков, дядя Гвон не был закоренелым геймером.

Даже несмотря на то, что он пересек джунгли, их игровой опят сильно различался.

Хотя Арк и был выше уровнем, но в его группе был только Сид, поэтому среднего по уровню босса – Аллозавра – они не трогали.

Но у дяди Гвона было 12 человек. К тому же, их жизни восстанавливала Роко, и в их сердцах горел огонь победы над монстрами.

Аллозавр был монстром, перекрывавшим путь в часть леса, состоявшую из полей с пшеницей и поваленных деревьев.

И хотя Арк и встретил клан Мигу-Миг, они не давали ему никаких квестов.

— Наверное, квест дается только тем, в группе у кого состоит определенное количество людей.

В Новом Мире сценарии квестов изменялись в зависимости от времени и ситуации. Поэтому Арк с интересом слушал историю дяди Гвона, хоть они и пересекали одну и ту же местность.

— Кстати… — прервал Арк рассказ дяди, — я не могу сейчас с Вами встретиться.

— А? Почему? Ты уже ушел дальше?

— Нет… Просто обстоятельства сложились так, что я не могу выйти наружу и встретить вас…

— Хм… Не знаю, что происходит, но, похоже, все не так просто. Парни так хотели с тобой увидеться, они радовались, как дети. В игре прошло много времени с тех пор, как мы встретились. Что ж, если у тебя все так складывается, тут ничего не поделаешь. Сколько нам ждать?

— Но возможно отдать еду немедленно.

— Что? Как?

— Пожалуйста, подождите немного возле города.

— Возле?

— Да. Когда вы придете в Каир, вы поймете, почему. Каир – город только для хаотических игроков. Если вас это устроит, подождите, и я передам вам еду через моего знакомого. Это хоббит-торговец Сид. Кстати, вы же набрали много предметов в джунглях? Он поможет вам продать их.

— Хорошо, я понял. Тогда пусть найдет меня на Медвежьей скале около Каира.

— Понял.

Хён-ву снова подключился к игре.

 

БАМ!

— Что за?..

Сцена напоминала допрос в комнате переговоров, и в качестве допрашиваемого выступал Сид.

Допрашивал же не кто иной, как Джастисмен.

— Так по этой причине Арк не может встретится с нами?

— Правда, это правда… — негромко сказал Сид. Реабилитанты столпились у стены, ворча.

— Ты уверен в своих словах?

— После длительного времени я снова чувствую ненависть.

— Как они вообще посмели поднять руку на Арка?

— Эта организация почувствует вкус горечи.

— Как этого вообще могло произойти? Арк-ним ведь даже не знает тех людей?

С каждой угрозой лицо Сида все больше и больше бледнело.

Игроки более чем реально ощущали эмоции и происходящее в игре. Интересно, но глядя на игрового персонажа, можно понять его реальную натуру?

Но разговор прервался, и в комнате повисла тяжелая атмосфера.

Для Сида эти люди были не просто игроками. Один только взгляд на их лица приводил его в ужас и заставлял его сердце чуть ли не выпрыгивать из груди.

Сид был обеспокоен.

Даже Лоренцо, избегающий взглядов бывших заключенных, пытался изображать невозмутимость. Жестокая атмосфера этой группы людей действовала даже на НПС.

Эта компания очень разозлилась из-за происшествия с Арком.

Некоторое время назад, на Медвежьей Скале, атмосфера была нормальной. Сид произвел на Джастисмена и его компанию очень хорошее впечатление, потому что тот выглядел довольно мило. Сид тоже был рад, потому что встретил нескольких надежных игроков.

Но когда Сид рассказал историю про Арка и Андела, атмосфера изменилась на 180 градусов.

Гнев и злобы выливались из Джастисмена, а бывшие преступники сыпали ругательствами.

— Я знаком с Анделом. Алан победил его как-то раз, — тихим голосом проговорил Джастисмен. – И я знаю, что он не поладил с Арком.

— Но все они караулят на точке воскрешения, а это значит, что Арк не сможет возродиться, — гневно сказала Роко.

Арк всегда считал номера 1405 самым спокойным, но на самом деле он был грозным бывшим боссом организации. Он стиснул кулаки и спросил, что еще известно.

— Он плохой парень, — заключил он после услышенного.

Реабилитанты довольно просто относились ко всему. Не потому, что их отношение к миру было результатом нехватки знаний… Жестокость была для них ключевой частью мира. В их мире граница между добром и злом была очевидна. Остальные обстоятельства были не важны. Если кто-то переходил им дорогу, они становились плохими парнями.

Такой способ мышления был простым и понятным. Джастисмен и реабилитанты благородно относились к преступникам.

Но к тем личностям, которые переходили им дорогу, даже если это была полиция, прощения не было.

— Хён-ним, вы знаете? –  бывший аферист Джак-тунг, он же — номер 1401, смотрел на товарищей серьезными глазами. — Это не сойдет им с рук.

— Да, — согласился Джастисмен.

Теперь Джастисмен, Роко и реабилитанты были в курсе произошедшего с Арком. Арк играл не просто для удовольствия. Он принял участие в тестировании Global Exos, чтобы зарабатывать на жизнь.

Все расходы на жилье и больничные счета оплачивались благодаря Новому Миру.

Да, для реабилитантов это была просто игра, но для Арка – реальность.

На самом деле, Джастисмен и Роко хотели присоединиться к Арку в игре, но у Арка были другие мотивы. И теперь они не могли простить того, кто, не думая обо всем этом, перешел Арку дорогу.

— Арк… Он ничего мне не сказал, когда я позвонил ему…

— Наверняка не хотел нас втягивать в это все.

Он умышленно притворился, что все в порядке.

Но на самом деле сейчас Арка уже не заботил Андел.

Все, о чем он сейчас думал – об уровне сложности ☆ ☆ ☆ и квестах Подземного Мира.

Он вложил все свои усилия и дух в тренировку Клана Енотов.

Тренировка продолжалась 5 дней, и благодаря этому Арк уже забыл о том, что на точке воскрешения его ждет Андел. Как бы выразиться… С точки зрения всех остальных, Андел в этой ситуации выглядел просто жалко.

Но реабилитанты в подробности не вдавались.

— Арк – тоже человек.

— Когда он так себя ведет, я еще больше хочу ему помочь.

— И правда, мы должны помогать, когда все так оборачивается.

— Я тоже помогу!

— Ха, когда принц в тяжелой ситуации, даже принцесса должна прийти на помощь!

— Пойдем, пора уже! – один из реабилитантов схватил Роко, пока ты в шутку пиналась.

— Все не так просто. Вы понимаете, почему Арк ничего не сказал?

— Он не хотел нас обременять.

— Как раз этому и должна быть причина.

— Да? – отстраненно спросили они.

Джастисмен продолжил:

— Джак-тунг прав. Эй, бывший гангстер!

— А? Что? Я? – подскочил от удивления Лоренцо.

— Ты говоришь, что Арку тяжело пришлось, когда он отбивался от тех парней?

— Да… Специализация Темного Братства – убийство иностранцев. Даже с одним сложно справиться.

Джастисмен понимающе кивнул и продолжил:

— Понятно. Джак-тунг, ты видел, как показал себя Арк на ивент-квесте, и ты понял, что он – не обычный мальчик. Наши уровни даже не сравнить. Но если у него возникли проблемы даже с одним ассасином, представь, какого они уровня. Или у того человека, который их нанял.

— Арк определил, что он не сможет выиграть. Но после слов Лоренцо я понимаю, что шанс у нас все-таки есть.

В джунглях Джастисмен, Роко и реабилитанты существенно подняли свои уровни.

Они продирались сквозь джунгли и сражались с монстрами 100 уровня, так что результат был очевиден.

Благодаря этому реабилитанты достигли 60 уровня, а Джастисмен уже превзошел его.

Они быстро восстанавливались благодаря Роко, которая была на 40 уровне. В общем, группа состояла из 12 человек, и сила ее все росла.

Однако противниками были ассасины 120 уровня.

— Говоря словами Джака-тунга, в реальности мы бы стопроцентно выиграли. Но это игра. И выиграть при такой разнице уровней практически невозможно. Наша атака и защита слишком различаются. Разница между нами и Аркоа, сражавшимся с ассасином один на один, примерно в 2 раза. В одиночку или даже вдвоем мы не выстоим против тех парней, включая Андела.

Сейчас Джастисмен был геймером.

Он отбросил в сторону свое определение безоговорочного зла и наконец понял разницу между способностями и уровнем.

Если бы дело было только в навыках, Джастисмен был бы уверен в себе. Но в игре если игрок 10 уровня атаковал бы мечом игрока 100 уровня, он даже не нанес бы никакого вреда. С другой стороны, если бы уровень 100 атаковал уровень 10, то последний бы точно умер. Без вариантов.

В таком случае единственным способом победить высокоуровневого игрока было объединить в группу несколько низкоуровневых, дабы добиться превосходства. Однако с 14 против 4… превосходством и не пахло.

— Если мы тут умрем, Арку от этого станет еще хуже.

— Да, спасибо он нам точно не скажет.

— Нужно придумать, как поступить в этой ситуации.

Некоторое время Джастимен размышлял, а потом повернулся к Сиду и спросил:

— Сид?

— Что?

— Что делал Арк, прежде, чем встретить этих парней?

— Это… — Сид глянул на Лоренцо и рассказал о произошедших тогда событиях.

О владельце лавки, сыном которого был Лоренцо. После того, как реабилитанты и Джастисмен услышали подробности квеста, но их лицах заиграла теплая улыбка.

— Арк… взялся за такой квест? – заулыбался Джастисмен.

Джастисмен был бывшим полицейским, и сталкивался с разными ситуациями. Бывший преступник не мог отделаться от влияния банды, и снова становился преступником… Благодаря своему опыту Джастисмен быстро вник в положение Лоренцо.

Реабилитанты, испытавшие подобные ситуации на себе, молчали. Но они приняли Лоренцо так, будто он был одним из них.

— Лоренцо, думаю, все эти события тоже на тебя очень сильно повлияли.

— Нет… Просто…

— Кстати, Арк тоже…

Если симпатичный парень делает что-то хорошее, он выглядит еще лучше.

Несмотря на то, что это была всего лишь игра, факт того, что Арк пытался помочь Лоренцо выбраться из этой организации, еще больше укрепило его репутацию в глазах реабилитантов.

Джак-тунг недолго о чем-то размышлял, после чего начал говорить:

— Хён-ним, я знаю способ.

— Что?

— Работа Арка была срочной, но мы ведь может сделать кое-что для Лоренцо?

— Хм, ты прав. Мы можем сделать это.

— Тогда как на счет убить двух зайцев одним выстрелом? – тихо сказал Джак-тунг Джастисмену. Глаза Джастисмена оживленно заблестели.

— Это звучит неплохо! Эй, Сид! Мы можем присоединиться и выполнить квест Арка?

— Да, тогда присоедините меня к вашей группе.

После присоединения в команде Джастисмена Сид открыл информационное окно. Через некоторое время перед глазами Джастисмена появилось описание квеста:

Сид собирается поделиться с вами текущим квестом «Очистить имя Лоренцо». Если Вы соглашаетесь, то в случае успеха награда делится на всех. При провале квеста Вы получите штраф. Вы уверены, что хотите принять квест?

 

 

— Оу, к счастью, этим квестом можно поделиться.

— Итак, все решено, так что давайте завершим его немедленно.

— Что вы сказали? – в один голос спросили реабилитанты.

— Реабилитация!

— Да!

— Лоренцо, может тебе и надоели эти парни, но они — твои хёны, поэтому ты должен прислушиваться к их словам. Мы должны помочь всем, чем сможем, чтобы помочь Лоренцо измениться. Нам тоже был дан такой шанс. Поэтому, я хочу провести реабилитацию. И позволить им встать на сторону справедливости, —  с улыбкой сказал Джастисме.

– Конечно, когда они встанут на сторону справедливости, им нужно будет показать себя. Например, поймать ассасина, не проливая крови…

Такой план предложил Джак-тунг.

Несмотря на численность, те люди, которые охотились на Лоренцо, были не выше 60 уровня. Первых хулиганов предполагалось насильно перевести на сторону справедливости. Тогда число членов группы реабилитации вырастет в 2 раза.

И 14 против 4 превратится в 28 против 4.

Даже если в этом случае у них останется разница в уровнях, их число будет в 7 раз больше, то есть попытаться стоит.

— Отлично.

— А теперь пришло время сделать правильную вещь.

Новый Мир был частью программы реабилитации для бывших преступников.

И их программой социальной адаптации была справедливость!

В конечном итоге они выполнят этот квест.

***

— Семеро приближаются к точке назначения, — тихо сказал Лоренцо.

Джастисмен кивнул и всмотрелся в старое здание.

— Так, в засаде примерно 10 человек…

После того, как реабилитанты обсудили план, Джастисмен вошел в Каир, воспользовавшись свитком Лжи.

Джастисмен всегда работал в группе и ради группы. В то время, когда он еще работал детективом в Южной Корее, под приказы сверху он кидался в группы вооруженных преступников.

Конечно, преступники побаивались его, и Джастисмен всегда вынужден был тренироваться, чтобы оставаться в форме. Но ни один супермен не непобедим. В тому же, иногда детективы проводили годы, внедренные в бандитские группировки. На нем лежала обязанность руководить первой линией офицеров.

Благодаря нему юг набирал тактические знания, он также был членом спецотряда, принимающего контрмеры по терроризму, и инструктором в Южной Америке.

Все свои способности он применял в игре.

— Все преступники 60-70 уровня.

С другой стороны средний уровень реабилитантов был примерно 50.

Разрыв составлял 10 уровней, и шансы были прозрачные. Но если оппонентами были НПС, то шансы на выигрыш были.

— Вопрос в том, сколько там этих парней.

Их было 17-20.

Со стороны Джастисмена, включая Роко, Лоренцо и Сида, было всего 14 человек. То есть разница в 10 уровней и в численности.

Однако целью Джастисмена была не победа. Он хотел захватить их без убийства, чтобы реабилитировать. И без слов понятно, что сделать это без убийства – еще сложнее, чем убить.

— Мы не можем повысить нашу численность. Если все будет продолжаться так, то я знаю один метод. Я сокращу количество тех парней, — заключил Джастисмен.

— Их цель – заставить Лоренцо вернуться в банду. Остальные могут не понять, но у них не будет иного выбора, кроме как двинуться за Лоренцо, если он позовет их.

Через несколько минут Лоренцо прибыл в укрытие врага.

 

«Я вернусь в организацию.

Но перед этим мне нужно решить кое-какую проблему. Встретьте меня в моем доме.»

 

Спустя некоторое время семь преступников приблизились к месту назначения. В укрытии осталось еще 10. Он был уверен, что они смогут с ними справиться.

— Хорошо. Пока оставшиеся не заметили и не пришли на помощь, давайте приступим.

— Хм, и как ты хочешь научить их справедливости?

— Подумай об этом прежде, чем выйти отсюда.

— Ха, научим их прямо на месте.

Реабилитанты достали оружие с жутковатыми ухмылками.

Железная труба, нож для сашими, цепь… Все, что можно увидеть в фильмах про гангстеров. Все это было куплено в запрещенном районе в Джексоне – в Гниющем Болоте.

Форма оружия была весьма странной, но именно таким типом оружия привычно и умело управлялись реабилитанты. Вдобавок ко всему, это оружие было магическим.

Железные трубы повышали скорость атаки, нож для сашими повышал вероятность критического удара, а цепь вызывала побочный эффект в виде ошеломления.

А у Сида был бонус в виде эффекта страха.

— Как и предполагалось, они – обычные люди.

В общем, реабилитанты были вооружены ломиками, чтобы побить плохих парней, как в кино. Да, ситуации были весьма схожими.

Двойной удар!

Когда он пнул дверь и ворвался в здание, головы всех преступников повернулись к нему. Дверь содрогнулась и с треском сломалась в некоторых местах.

На пороге в контровом свете появился Джастисмен.

— Ребята, арестуйте их всех!

— А? Арестовать?

— Что ты сказал?! – в ошеломлении гангстеры уставились на Джастисмена.

— Ах, ужас… Хён-ним бы лучше уловил атмосферу. Что ж, настало время повторить пройденные уроки.

Один из бандитов поднялся и оттолкнул Джастисмена. Он был бывшим главарем группировки. Атмосфера изменилась. Он низким голосом проговорил:

— На колени. Сдавайтесь.

Да, опыт человека был явно виден за подборкой его слов. Гангстеры оживились.

— Что за?..

— Это рейд! Ловите их!

— Эй, бесстрашные отбросы, вырвите им языки!

Преступники зашевелились.

Однако действия патрульной группы были в несколько раз быстрее.

— Ха-ха! Как глупо! Они думают, что смогут выстоять против справедливости!

С грохотом повалился стол. Они перепрыгивали через летящие в них стулья и швыряли в преступников ножи для сашими.

Сцена из гангстерского кино.

Как и предполагалось, преступники были сильнее, чем реабилитанты, но благодаря помощи Лоренцо ситуацию было легко контролировать.

Сам Лоренцо был 80 уровня и мог контролировать ситуацию самостоятельно.

С другой стороны, Джастисмен тоже весьма неплохо справлялся в такой ситуации, так как его статы Справедливости сильно повышались. В схватке один на один они ему гичего не давале, но в группе это была абсолютная сила.

Однако игроком, определяющим исход боя, была менестрель Роко.

Когда она присоединилась к битве, преимущество осталось на стороне реабилитантов. На ранних стадиях менестрель был самой непопулярной специализацией: у него был низкий урон и низкая защита, поэтому биться в одиночку они не могли, а большинство групп не искали слабых магов или слабых лекарей.

К менестрелям применялся штраф за неучастие в сражении, поэтому они набирали так же мало опыта, как и торговцы. Они не могли сражаться, а уровни поднимались медленно. Поэтому этой профессией никто не хотел заниматься.

Однако у Роко всегда была страсть к музыкальным инструментам, и к своей профессии она относилась с любовью. Но она никогда не играла одна.

Как только она вошла в игру, она встретила Джастисмена и патрульную группу.

Вместо того, чтобы сражаться с ужасными монстрами, она использовала свою силу для поддержки своих оппа.

И сейчас ее уровень был выше 40.

Роко неожиданно для всех приобрела новый навык.

 

Этот навык может быт получен только после того, как менестрель удовлетворит следующие условия.

Состояние:

Менестрел:ь 40 уровень

Художественность исполнения: 150

Средние познания в области игры на трех музыкальных инструментах.

Мягкая Реверберация (новичок, пассивный)

Вас давно волновала музыка. Вы научились играть на множестве инструментов и слушали их голоса всем своим сердцем. Все это усилило Ваше понимание музыки. Теперь Ваша музыка обладает такой же силой и глубиной. Ваша нежная музыка останется в душах и сердцах людей, услышавших ее, и ее отклик надолго останется даже после окончания песни. Даже если вы сыграете другую музыку, этот отклик не исчезнет, а исправит эффект последующей мелодии.

Если несколько раз подряд исполняется один и тот же тип музыки, при синергии с нежной реверберацией  может накопиться до 3 баффов. Длительность баффа определяется длительностью финального выступления.

 

 

Навык был хорош.

После достижения 40 уровня ситуация поменялась, так как эффект Реверберации был выше всяческих похвал.

— Она стала сильным ветром, колышущим луга.

Чтобы поднять силу и скорость атаки на 5%, Роко исполнила Песню Шторма. Магический навык был куда более привлекательным. Но с новым навыком Реверберации баффы можно было применять три раза, что целиком меняло ситуацию.

Когда она исполнила Песню Шторма три раза, сила и скорость атаки возросла на 15%! К тому же, продолжительность песни менестреля была гораздо длиннее, чем маги акселерации волшебников.

То же самое касалось Песни Жизни для восстановления здоровья.

За три минуты здоровье восстанавливалось до 200, но теперь Песни Жизни восстанавливала 600 очков. То есть снова песни была сильнее магии.

Конечно, долгий рост был отрицательным моментом, но сейчас результаты были лучше, чем магия. Менестрель всегда был нежеланным членом команды.

Но игра развивалась.

Слабый персонаж развивается во внушительного. Так происходит почти во всех играх.

Несмотря на то, что преступники заметили Роко и попытались на нее напасть, реабилитанты им не позволил трогать свой талисман.

— Вы же не думаете, что мы позволим вам тронуть нашу милашку вашими грязными лапами?

Преступники быстро сдавались под натиском 3-4 реабилитантов. Жестокость продолжалась минут 10.

Конечно, Джастисмен одержал сокрушительную победу.

Хотя было трое экземпляров, которые сопротивлялись особо сильно и умерли, остальные были в критическом состоянии.

Джастисмен распорядился связать их, как только они проснутся.

Номер 1402, известный под именем Ха Гол-са, использовал свой расовый навык «Узел», чтобы связать их и бросить через комнату. Когда все успокоилось, 7 преступников, уходивших к дому Лоренцо, вернулись.

— Черт, этот гад Лоренцо! Он надул нас! Аа? Что происходит?!

— Что?

— Справедливость! – крикнула патрульная группа в унисон.

Бах! Хрясь! Хвать!

Вскоре и эти семеро лежали на земле.

И снова один умер, а 14 были пойманы.

— А теперь, пожалуй, начнем самое интересное.

Джастисмен вошел в комнату и начал операцию по реабилитации.

— Итак, Лоренцо рассказал мне о каждом из вас, — кашлянув, начал Джастисмен.

— Вы каждый день прижимаете кого-то к стенке и угрожаете ему, вы даже угрожали своему бывшему коллеге, который хочет честным трудом зарабатывать себе на жизнь. Вы, парни, все похожи. Я не думаю, что вы плохие. Все делают ошибки. И иногда вернуться на прежний путь сложно. Но жизнь долгая. Даже если вы думаете, что уже слишком поздно, заверю вас: никогда не поздно! И сейчас перед вами шанс. Хотите ли вы переродиться и очиститься?

— Ха, ты издеваешься?

— Не знаю, что вы делаете, но думаю, закончится все печально.

— Вы поймете это, когда встретите Хён-нима. Ха-ха, Лоренцо. Тебе желаем того же. Мы похороним тебя заживо с твоим стариканом!

Он дал им искренний совет, но где ожидаемая реакция? На лбу Джастисмена запульсировала жилка.

— Да, такая дружелюбная атмосфера тебе нравится, Джак-тунг?

— Да! Эй, ты! – Джак-тунг подошел к преступнику, который только что говорил. Все замерли в напряжении, ожидая, что сейчас произойдет что-то ужасное. Но их лица вскоре странно изменились.

— Открой свой рот! – Джак-тунг насильно открыл рот преступнику и начал запихивать туда еду.

Что он делал?

Он хотел заткнуть ему рот?

Остальные преступники смелись с идиотским выражением лица. Но в этот момент из горла преступника вырвался душераздирающий крик. Второй бандит, съевший еду, отреагировал таким же образом.

— Что? Что за?..

— Яд?

Бандиты смотрели друг на друга растерянными глазами. Единственные, кто мог объяснить, что происходит, лихорадочно дрожали после съедения еды.

Они точно не знали, что это, но были уверены в том, что это что-то ужасное. А Лоренцо, уже испытавший это на себе, вздрагивал при виде этого зрелища.

Еда, которой кормили преступников, была специальным блюдом Арка – ужасной солянкой.

Джастисмен узнал о ней, когда расспрашивал Лоренцо о том, что произошло ранее.

Бандиты цепенели перед лицом неведомой пытки.

— А вот в такой атмосфере я могу продолжить говорить, — удовлетворенно усмехнулся Джастисмен.

— Закройте глаза и представьте свое прошлое. Какова была ваша жизнь? Способ начать новую жизнь очень прост. Вам нужно сожалеть о своих ошибках и искупить их. Ваша новая жизнь развернется перед вами. И затем вы начнете жить ради справедливости. Итак, справедливость – это… — и Джастисмен продолжил со своим теоретическим курсом справедливости.

Бандиты слушали с раздраженными лицами, но они вытерпели это. Однако это было только начало. Курс закончился через 10 минут, и кто-то сказал:

— Если вы стыдитесь справедливости, то как вы собираетесь жить? Вы, парни, живете плохой жизнью, но если вы откроете глаза справедливости, вы поймете, что уже идете по пути новой жизни. Сейчас, Джак-тунг! Начинай!

— Понял, — Джак-тунг стоял перед всеми со слегка смущенным лицом. – Эм, я номер 1401, меня зовут Джак-тунг. Когда я был молодым, я хотел стать художником. Но когда мне было 6, моя мама умерла, а отец начал пить… — начал свою биографию Джак-тунг.

Это был рассказ о ребенке, который пошел по темной дорожке и ввязался в невероятно грязную аферу, познал дружбу и предательство.

В конце концов такая жизнь привела его на самое дно… Все слушали историю со слезами на глазах. Но история была слишком длинной.

3 часа… В игре прошли все 9. Но бандиты слушали внимательно. История их не впечатляла. А если они засыпали, в их рот незамедлительно вливалась новая порция солянки.

— Странно.

— Ну давайте, аплодисменты! – и комнату сотрясли громкие аплодисменты.

Наконец-то история завершилась. Бандиты плакали от счастья, потому что терпеть это дальше было невыносимо.

Однако за речью 1401 без перерыва последовала речь номера 1402 под названием «Я снова живу», затем речь «Я застрял» номера 1403, «Тюремная рисовая каша» номера 1404… И к тому моменту, как номер 1406 закончил свою речь, в реальности уже прошло 2 дня.

6 дней в игре.

Конечно, реабилитанты спать не могли, так как иначе они не смогли бы вливать солянку в рот засыпающим бандитам. Это случалось так часто, что от бессонницы у всех покраснели глаза.

— Итак, поприветствуем номера 1407!

— Пооодождите! – в ужасе закричал один из бандитов. – Мы уже все поняли.

— Да, да! Что мы наделали?.. Я так сожалею обо всем этом. Я так сожалею, что прямо сейчас готов совершить самоубийство!

— Мы смыли с себя грязь и стали новыми людьми!

— Да, нам не нужно больше слушать! Живи ради справедливости!

— Поэтому, пожалуйста, остановитесь… — кричали и умоляли преступники.

— Хмм, говорите, сожалеете? Что будете жить ради справедливости?

— Да, конечно!

— Тогда остается один вопрос, — почесав в задумчивости бородку Джастисмен. – Люди, пытавшиеся убить хорошего парня, находятся где-то рядом. Как мы с ними справимся? Если вы попытаетесь что-то подсказать ассасинам, я посчитаю вашу реабилитацию незавершенной.

— Плохие парни должны испытать вкус справедливости.

— Кто сделает это?

— Конечно, мы!

— Но вы же понимаете, что это опасно!

— Ради справедливости и жизнь отдать не жалко! – кричали бандиты, словно рекруты в строю.

Это звучало искренне.

Они оставались в темной закрытой комнате, 6 дней случая речь реабилитантов.

Им основательно промыли мозги.

И после такой пытки они были счастливы возможности сражаться и умереть.

Джастисмен вернулся… Он смотрел на бандитов с довольной улыбкой.

— Ну что, пойдемте практиковать Справедливость?

— Справедливость!

Глаза бандитов бегали туда-сюда.

 

Реабилитация хаотических персонажей была успешно завершена.

Признать вину было легко. Однако вам потребуется много времени, чтобы заставить их раскаяться в своих грехах. Люди, ценящие жизнь и не жалеющие о своем решении, получат награду.

Бонус Реабилитации: реабилитированные НПС * 5000

Склонность к добру +50

 

 

***

Во время реабилитации бандитов Джастисмен отправил нескольких человек присматривать за Анделом и ассасинами.

Он получил информацию о том, что ассасины спят в три смены.

Реабилитанты насчитывали 14 человек, а теперь их число возросло до 28, но ассасины были 120 уровня.

При атаке в лоб урон ответный удар будет сокрушающим.

К тому же, все могло ухудшиться, если они бы использовали свитки.

— Было бы лучше отделаться меньшим уроном. В любом случае, брать на себя этот риск не обязательно.

Джастисмен решил разделаться с каждый ассасином по-отдельности.

Первым противником был спящий в ближайшем лагере ассасин. Рядом с городом лагерь разбить было нельзя. Поэтому ассасин спал довольно далеко от точки воскрешения.

— Ха, а мы точно сможем организовать внезапную атаку.

— Мда, атаковать спящего – трусливо… — начал было бандит, но Джастисмен без колебаний продолжил:

— Это нормально. Нам не нужно выбирать методы истинного Правосудия.

— Так ты считаешь это нормальным?

— Да.

На самом деле даже в реальности детектив бы атаковал спящих преступников. Не было причины чувствовать себя неловко.

Группа Джастисмена окружила ассасина.

Дистанция быстро сокращалась, и вот ассасина атаковали со всех сторон.

Спящий ассасин получил критический удар и проснулся.

— Что за? Вы? Что?…

— Много болтаешь!

— Сейчас!

— Ха-ха, Справедливость!

Группа по приказу набросилась на ассасина. Но ассасин 120 уровня был сильным. Хоть он и получил критический удар во сне, его здоровье понизилось только на 15%. Его основные выносливость и защита были на высоком уровне.

Но когда ассасин ударил, бандиты за раз потеряли по 25% здоровья. Почти каждый его удар был критическим.

С их 50-60 уровнем выходило, что уровень ассасина для них примерно как уровень среднего босса.

Однако даже несмотря на то, что разница в уровнях была почти в 2 раза, 28 человек нападали на 1. Другими словами, ассасину нужно было отбить сразу 28 атак.

 

Атака провалилась.

 

 

Так как разница в уровне была огромной, половина атак были не удачными. Но Роко сыграла Песню Фокуса и повысила шансы до 60%.

Другими словами, если все нападали одновременно, то хотя бы 16 атак попадали в цель. Ассасин впал в критическое состояние и развернул список.

Номер 1406, которого звали Япсаб, наконец-то дождался своего шанса.

— Карманная кража!

 

Вы украли свиток у ассасина.

 

 

Руки Япсаба двигались, как молния, и мгновенно украли свиток у ассасина.

— Что за?.. – ассасин с обескураженным лицом смотрел в пустые руки.

В это время Джастисмен активировал боевое состояние и применил навык Справедливости.

Статы Джастисмена поднялись, и он прыжком добрался до ассасина…

Ассасин стал жертвой группы Справедливости, и повалился на землю.

Затем его тело исчезло, оставив после себя только черную кожаную броню. Эта была высококлассная броня, оставленная ассасином 120 уровня. Началась дележка.

— Только я смогу носит броню такого размера, — смеялся тот, кто нанес последний удар и показывал всем кулаки.

— Я уложил одного парня. Остались еще двое ассасинов и Андел.

— Да, мы сможем уложить и их! А Андел еще не на таком высоком уровне. Двое позаботятся об Анделе, а остальные прикончат ассасинов.

— Отлично, идем!

Джастисмен повел оставшуюся группу к точке воскрешения. Андел и ассасины все еще ждали там. В реальности уже прошло 10 дней с того момента, как Арк упал в Ад. Хотя ожидание было невыносимо, Андел прекрасно проводил время в реальности. Сосредоточенные поначалу ассасины уже начали выказывать свое недовольство.

— Вы уверены, что он вообще сюда вернется?

— Конечно. Наверняка, сейчас у него почти закончилось терпение. Подождите еще немного!

— Но мы не можем болтаться тут бесконечно.

— Вы заключили контракт. Вы взяли 300 золотых и жалуетесь?

— Эх, с такими темпами мы проведем здесь всю жизнь и умрем, — пробурчал ассасин раздраженным голосом.

Джастисмен и его группа прибыли на точку воскрешения. Когда Андел услышал приближающиеся шаги, он повернулся к Джастисмену и сказал:

— А? Это Вы были с этим ребенком Арком?

— Если ты запомнил мое лицо, то не нужно объяснять, почему я сейчас здесь.

— Этот Арк… Почему он не пришел сюда? Он попросил тебя о помощи?

— Нет… В атаку!

— Остановите их! Мы не можем позволить им захватить точку воскрешения! – закричал Андел и быстро достал меч.

— Реабилитанты, берите на себя парня справа! Остальные – левого! Анделом я займусь сам, — скомандовал Джастисмен и ринулся вперед.

Но Андел продолжал убегать, и Джастисмену потребовалось некоторое время, чтобы нанести ему урон. Хотя уровень Андела был около 65, за деньги он купил себе прекрасную броню и оружие.

Он вертелся вокруг, пытаясь убежать, и молился, чтобы ассасины взяли ситуацию под контроль. Но боевая ситуация повернулась не так, как хотелось Анделу.

Сначала реабилитанты с поддержкой Роко справились  с первым ассасином. Он не выдержал такого количества ударов и умер первым. Затем внимание переключилось на второго. Против 28 человек он тоже не выстоял, ему даже не помог свиток, который действовал только на одного человека.

Свитки могли перевернуть баланс сил и дать преимущества.

Но против такого количества нападающих они были бесполезны. Когда со вторым ассасном было покончено, реабилитанты обступили Андела.

— Пришло время умереть!

— Подавитесь, лузеры! – Андел сыпал проклятья.

— О, нет, ты не должен говорить такие слова.

— Уйти! – Андел схватил свиток и закричал.

Япсаб использовал навык.

Однако карманная кража работала только на противников в критическом состоянии. Шанс провалился.

Андел исчез.

Джастисмен пытался схватить его за воротник, но не успел на долю секунды.

— Ах ты, проклятая крыса!

— Такой он и есть…

— Мы не можем гарантировать, что он сдался. Мы не знает когда вернется Арк, теперь мы должны охранять это место! Остальные остаются в хижине и охотятся.

— А что с квестом Лоренцо? У меня есть ключи от склада…

— Мы закончим его вместе, когда вернется Арк. Из-за Андела нам придется потратить на это чуть больше времени. Нам повезло, что здесь рядом есть хорошие места для охоты.

— Хорошо Вы остаетесь здесь, а остальные возвращаются в хижину.

Так Джастисмен захватил точку воскрешения.

Кроме того, они подобрали два предмета, выпавшие из ассасина. Джастисмен оставил на точке воскрешения двух человек и отправился на охоту. Хижина Лоренцо стала центральной точкой сбора.

Конечно, на охоту Джастисмен брыл с собой и новых реабилитантов. Одним из путей доказать свою новообретенную человечность было убийство монстров.

Дорога настоящей реабилитации и была длинной и тернистой.

 

— Ах вы, ублюдки! – кричал Андел, вернувшись в Каир. – Никогда бы не подумал, что Арк приведет сюда своих друзей. Но они сделали ошибку. Не знаю, почему Арк еще не вернулся. Но вероятность все еще есть. Даже если мне это обойдется в сотки золотых, я раздену их все, в том числе и Арка!

Андел вышел из игры и взял телефон.

— Алан, это я.

— Что случилось? Ты хоть понимаешь, сколько сейчас времени?

— Не важно, какое время. Ситуация приняла неожиданный оборот.

— Что?

— Ассасины убиты.

— Но Арк не мог убить их со своим уровнем!

— Это сделал не Арк. – Андел объяснил ситуацию и добавил, — Мне нужна твоя помощь. Арк и твой враг тоже.

— Черт… Я же сказал тебе, что не могу запятнать свою репутацию!

— Тебе и не нужно. Уровни тех парней всего 60. Просто пришли мне побольше ассасинов. Я сейчас переведу 5 миллионов вон на твой аккаунт. Если этого не хватит, потом пришлю еще.

— 5 миллионов вон? Ты с ума сошел? Купи себе на них новую машину!

— Нет, машина не важна. Я просто попрошу ее у отца. Лучше та компания… Я хочу с ними разобраться.

— Понял. Думаю, денег хватит. И будь добр, доберись уже в этот раз до Арка. Не думай о деньгах. Ты понял?

— Даже если мне придется продать машину, я разделаюсь с ним!

Вот как протекал разговор двух имеющих деньги людей, и Андел был типичным представителем этого нелепого социального класса.

— Да, это сервис, — прозвучал голос в телефоне.

— Это Ли Маянг Бан.

— О, что Вас привело сюда?

— Я кое-кого ищу…

— Мы на этом не специализируемся, Вы же знаете…

— Я знаю их ID в игре Новый Мир. Этот парень недавно принимал участие в тестировании Global Exos. Его ID – Арк. Вы можете его найти?

— При таких обстоятельствам я не гарантирую, что мы его найдем. Как вы знаете, взломать компьютерную игру очень сложно, особенно игру с такой защитой, как у Нового Мира.

— Но вы сможете это сделать?

— Попытаемся.

-Хорошо, я вышлю деньги завтра.

Андел… Ли Маянг Бан положил трубку телефона и стиснул зубы.

— Скоро ты увидишь. Если я не могу побить тебя в игре, я сделаю это в реальности.

Компьютерная реальность стала социальной основой ненависти и жажды крови.


Предыдущая | Следующая